» » БЭТМЕН ИЛИ КОЕ-ЧТО УБИВАЮЩЕЕ
Информация к новости
  • Просмотров: 1149
  • Автор: aistomina
  • Дата: 30-07-2013, 12:08
30-07-2013, 12:08

БЭТМЕН ИЛИ КОЕ-ЧТО УБИВАЮЩЕЕ

Категория: Блог

пьеса

Действующие лица:
Б (Бэтмен) – 38 лет, супергерой, спасающий мир. Совсем не героической внешности невротик, страдающий депрессией. Ходит в пижаме, на руке повыше локтя антиникотиновый пластырь. На футболке вылинявшая надпись "герой".
М (Мать Б) – Видимо, где-то за шестьдесят. Женщина, большую часть времени обитающая в пространственной плоскости, но имеющая некоторую робкую веру в Бога. Немного оптимистка.
П (Психотерапевт Б) – за сорок, человек в этой истории посторонний.
А (Анна, девушка Б) – возраст умалчивает (но если добраться до ее паспорта, то выяснится, что ей 34 года). Красавица с приятным голосом.

Квартира типового дома в московском спальнике. Мебель из девяностых и кое-что из узнаваемых мелочей из ИКЕИ, старые двери и обои.
М стучит в запертую дверь совмещенного санузла.


М: Ты не будешь сидеть там вечно. Мне надо в туалет.
М снова стучит в дверь. Нет ответа.
М: Что ты там делаешь?.. Я не люблю, когда ты не отвечаешь.

Раздается какая-то возня, как будто по полу рассыпаются зубные щетки и какие-то еще гигиенические мелочи. М снова стучит.

М: Что ты там делаешь?
Б: Собираюсь порезать вены, если тебе так хочется это знать. Где моя бритва? Опять она не положила ее на место! Почему я должен искать свою бритву?

Мать прислушивается. Снова неясная возня из-за закрытой двери.

М: А сейчас что ты делаешь?
Б: Забираюсь в ванну, включаю воду.

Слышно, как включается вода в ванне. Теперь сильный грохот.

Б: Если тебе интересно, я упал и чуть не разбил себе башку.
М: Открой мне дверь, я посмотрю. Может, лед приложить.
Б: Я не буду открывать тебе дверь.
М: Почему ты не хочешь открыть дверь?
Б: Ты глухая? Я же сказал: я собираюсь покончить с собой! Ты всегда пропускаешь мимо ушей самое главное.

Звонят в дверь.

М: Подожди, я схожу открою. Это, наверное, доктор.
Б (саркастично): Ну конечно иди! Я могу и подождать.

М уходит открывать, возвращается с Психотерапевтом.

П: …на дорогах обычный предновогодний армагеддон. Я только взял немного влево, чтобы уступить дорогу фуре, и тут выскакивает он! Я не мог его увидеть! Конечно, я его задел. Пока мы выясняли отношения, мою машину увез эвакуатор, потому что она мешала движению. Как будто там что-то двигалось!.. (о Б) А где он?
М: Заперся в ванне. Уже два часа отказывается выходить.
Б (из ванной): И у меня лезвие! Она опять игнорирует самое главное.
П: Зачем ему лезвие?
Б (саркастично): Хочу побрить себе грудь и выступать в стриптиз-клубе!
П (озадаченно): Сменить работу? Не понимаю. Чем вам не нравится ваша?
Б (раздраженно): Оно опять тупое! Я же просил ее не пользоваться моими лезвиями. Это же средство гигиены! Я же не пользуюсь ее зубной щеткой!
М (П, поясняя): Его подружка Анна.
Б: У нее пунктик на бритых подмышках.
М: И на дорогом нижнем белье.
Б: Ну и что?
М: Не для него - не подумайте. Она думает: если ее собьет машина, и она попадет в больницу, или на нее нападет маньяк, на ней, по крайней мере, будет приличное белье. С той же целью она тщательно скребет подмышки каждое утро.
Б: Моими лезвиями!
П: Мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит?
М приносит костюм Бэтмена.
М: Вот!
П: И что?
М: Он переживает, что немного поправился и теперь не влезает в свой костюм. И поэтому хочет покончить с собой.
Б: Это ее версия. На самом деле, она сдала мой костюм, в котором я спасаю мир, в химчистку. И он сел. В прошлом году ей там испортили пальто, но она все равно понесла туда мой костюм. И как мне теперь работать? В чем?
М: Мне кажется, тут нет причин для паники. Просто немного физических упражнений… Ты же совсем перестал гулять по вечерам. Ты сидишь перед телевизором или с этой своей подружкой Анной – валяетесь в кровати весь вечер, так что до вас не дозвониться.
Б: Я в форме!
М: Я не говорю, что ты потерял форму. Просто небольшая складочка на животе…
Б: У меня нет никакой складочки! И что это за нежное обращение к мерзости, которой у меня нет?

Снова какой-то звук.

М (стучит в дверь): Пусти меня, наконец! Мне нужно в туалет! Эгоист!
П (пытается дозвониться по мобильному): В страховой компании автоответчик. Не знаете, они работают по выходным? В этой стране вообще хоть кого-то волнует, что я остался без машины?

Б внезапно открывает дверь, выбегает. Он в пижамных штанах, мятой футболке, с никотиновым пластырем повыше локтя. Сосет порезанный палец. В другой руке раздолбанная на части бритва.

Б: А! Ё...!
М: Ты ж сказал – оно тупое.
Б: Я хотел попробовать.

Мать запирается в ванной.

М (из ванной): Приложи лед.
Б: У меня не свертывается кровь. Возможно, у меня гемофилия, это наследственное, а она скрывает, кто был моим настоящим отцом!
М (через запертую дверь): Гемофилия, мой мальчик, передается через мать.
Б (П, который ждет ответа по телефону): Вот! Опять она выкрутилась!
М (из-за двери): Покажи ему свой живот.
Б (инстинктивно втягивая живот): Я не собираюсь никому показывать свой живот. Дело не в моем животе. Одежда после стирки садится. Это обычное для нее дело. Разве нет? Но ей, конечно, приятней думать, что я растолстел. В этом вся ее материнская любовь.
М: Я не говорила – растолстел, я имела в ввиду…
Б: Да, эту мерзкую дрянь на животе, к которой ты испытываешь почти нежность и которой у меня нет! Мы поняли! (П) Я в идеальной форме. У меня здоровые легкие и отличный пульс. Вот пощупайте. Нет, вы пощупайте мой пульс. Вы когда-нибудь слышали такой ровный пульс? Я даже бросил курить. Видите? (показывает антиникотиновый пластырь).
Б (отнимая руку): И теперь смотрите!

Б пытается надеть костюм. Он не застегивается на груди и животе. Б стоит, разведя руки как бы красноречиво показывая – не лезет!

П (продолжает слушать телефон, между делом): Можно ведь купить другой костюм. Я видел в одном магазине… Кажется, это был сексшоп…
Б: Вы не понимаете! Тут рушится моя жизнь!
П: Из-за этого трико? Если начистоту, мне кажется, что в вашем возрасте можно бы подумать уже о чем-то посолидней. Приличные брюки из сатина… Кстати! Почему бы вам не помочь мне? Мою машину эвакуировали на юго-западе.
Б: Я работаю только на Востоке.
П: Почему?
Б: Потому что на МКАДе пробки. Как я, по-вашему, должен добираться? Мой бэтимобиль ездит по тем же дорогам.

Б снимает костюм.

Б: Когда-то я говорил: Подвиг – это ежедневная работа. Теперь одно рекламное агентство размножило этот текст, они сделали его слоганом рекламной компании сети фитнес-центров. Я хотел подать в суд, чтобы отстоять саму идею подвига, но адвокат быстро рассказал мне, сколько будут стоить его услуги. И я смирился. В конце концов, здоровье, как говорит моя мама, это тоже очень хорошая вещь. Она старается смотреть на вещи позитивно. Раньше я не задумывался. Я просто был уверен, что то, что я делаю – необходимо. Это необходимо: каждый день спасать мир. Но теперь… Мне кажется, что моя девушка меня стесняется. Ей неловко, если я заговорю о своей работе в какой-нибудь компании. Она раздраженно шепчет мне в ухо – никаких разговоров о спасении мира. Она предпочитает говорить, что я занимаюсь страхованием. Ее друзья строят прогнозы на то, начнется война на Ближнем Востоке или нет, как будто это ставки в футбольном матче. Смерть осьминога Пауля стала для них настоящей трагедией. Они даже послали по доллару на то, чтобы ему устроили достойные похороны…
П: Я тоже послал пару долларов. По-моему, это хорошее дело…
Б: Что мне сделать, чтобы и мой вэб-кошелек не пустовал? Что я должен предсказать? Конец Света? Конечно, я должен бы просто испытывать удовлетворение, что мир по-прежнему вращается. В конце концов, я каждый день предотвращаю мировые катастрофы. По крайней мере, в пределах Восточного округа...
П (слушая телефон): Сказал бы - типичная мания величия, свойственная комплексу неполноценности… Не в вашем случае.
Б: Что вы все время слушаете?
П: Музыку.
М (появляясь из туалета): А я знаю кое-кого, кто писает в раковину, потому что ему лень поднять сиденье унитаза.
Б: Я сто раз тебе говорил, что это не я, а твой кот. Можешь спросить у Анны.
М: Ты все еще веришь, что она придет?
Б: Конечно, она придет. Мы ведь собирались сегодня пройтись по магазинам, купить подарки. Просто она застряла где-нибудь в пробке. Ты же слышала, что сказал док: вся Москва стоит.
М: Кажется, она забрала почти все свои вещи.
Б: Что ты хочешь сказать?
М: Ничего.
Б (возмущенно): Ничего! Ты никогда не хочешь ничего говорить. Тебе просто нравится мучить меня намеками и придуманными тайнами. Знаете, она всю жизнь скрывает, кто мой отец. Я не понимаю, зачем она это делает. (матери) Зачем ты это делаешь? Наверняка это какой-нибудь святоша, протиравший про душу и приглашавший особо заинтересованных продолжить разговор в постели. Похоже, я сам не хочу этого знать. Аминь.
М: Его девушка работает оператором на телефоне. Он влюбился в ее голос, когда он, так же как вы сейчас, пытался дозвониться до "службы спасения", когда вытаскивал детей из перевернувшегося автобуса на Волгоградке.
П: Тихо! Алло, алло!..

П слушает.

М: Что? Что они сказали?
П: "Оставайтесь на линии, Ваш звонок очень важен…" . Снова музыка.
Б: Что за музыка?

Музыка становится громче.

Б: Наша с ней мелодия!

Типовая мелодия дозвона – из десятка в каждом телефоне.

М: У вас есть своя мелодия?
Б (мечтательно): Ну конечно! Под нее я впервые услышал ее голос. Она сказала: "Извините, все операторы сейчас заняты, подождите минутку, вам обязательно ответят". Я наизусть помню ее слова. Я готов был ждать вечность. Через три дня мы встретились. Где-то здесь были ее фотографии.

Б ищет на полке.

М: Она забрала их.
Б( остановившись): …Ну да.
М (многозначительно): Вот!
Б: Что?
М: Ничего!
Б: Опять – ничего! Вы видите?
М: Ты будешь весь день ходить в пижаме?
Б: А мне есть во что переодеться? Кажется, кто-то испортил мою повседневную одежду.
М: Ты мог бы надеть хотя бы халат.

Б ищет в шкафу и надевает пальто матери, испорченное в химчистке.

М: Это НЕ халат.
Б: Как вам? Вы посмотрите, во что они превратили ее пальто. Угадайте этот цвет! Когда-то он был зеленым. А эта бахрома – воротник из шкуры лисицы. В детстве я забирался в шкаф, чтобы погладить этого зверька. Я думал, она живая. Я боялся, что она меня укусит, поэтому гладил ее очень осторожно. Приручал ее день ото дня. Теперь она ходит в этом пальто выбрасывать мусор (гладит драный крашеный воротник). Бедный мой дохлый зверек! Нас с тобой вместе просто отымели в этой химчистке. Может быть, мне тоже теперь использовать свой костюм, чтобы выносить в нем мусор?
М: Когда в последний раз ты выносил мусор?
Б: Я делаю многое другое!
М: И что же? Может быть, ты платишь за квартиру? Выстаиваешь очереди в банке? У меня больные ноги. Ты хоть раз подумал, что мне тяжело стоять в очереди два часа? Раньше люди тебя благодарили. Теперь ты целыми днями валяешься в постели со своей подружкой и ни черта не делаешь! А потом стонешь, что твой костюм супергероя сел. Только вот почему-то раньше с ним этого не случалось.

Б делает разминку, машет руками.

М: (Психотерапевту) Иногда он настолько ленив, что вместо того, чтобы выглянуть в окно, смотрит в Яндексе температуру. Там дождь – сообщает мне он, ведь так написано в Яндексе.
Б (делая активную разминку руками): Я смотрю пробки!
М: Температуру. Ты смотришь температуру. Что ты делаешь? Зачем ты машешь мне перед носом?
Б (перестав разминаться): Я не машу.
М: Машешь. Ты делаешь зарядку?
Б: Мне незачем делать зарядку. Я в прекрасной форме.
М (прислушиваясь): У тебя определенно отдышка. Док, скажите ему…
Б( раздраженно): Когда я начинаю вспоминать все те мелочи, по которым мне приходится идти с ней а компромиссы… Они накапливаются как забитый мусоропровод - до самого верхнего этажа. Они растрачивают меня. По пустякам. Док, скажите ей!...
П( слушая телефон): Это даже хорошо. Вы можете поговорить друг с другом.
Б: Я не хочу с ней говорить.
П: Вы можете высказать все, что хотите. Это полезно.
Б: По субботам она смотрит какого-то лжепророка по кабельному. И она отключает телефон и не отвечает на телефонные звонки. (Матери) Вот видишь – ты тоже не отвечаешь на звонки. И один раз я даже испугался. Я подумал… Я подумал, что что-то произошло. Я примчался к ней. А она просто забыла включить телефон. Теперь у нее сломался телевизор и она приходит ко мне по субботам с утра пораньше, чтобы послушать своего проповедника.
М: Я была бы рада, если бы ты тоже хотя бы иногда слушал умных людей.
Б: Умные люди в телеке не водятся. Если ты хочешь постичь истины, просто купи в интернете десяток кружек с заповедями на каждой и попивай из них чаек.
М: Ты два часа просидел запертый в ванной! Ты заставил меня страдать!
Б: Эти два часа ты спала перед телевизором, делая вид, что слушаешь этого своего проповедника.
М (закрывая уши) : Я тебя не слушаю.
М: Ты даже не заметила, что я заперся. Ты обнаружила это, только когда твой мочевой пузырь дал о себе знать. (кричит ей в ухо) Алле! Мы бессмертны!

М подскакивает от неожиданности.

Б (в сторону П): На этой фразе она каждый раз просыпается.
М: Не понимаю, ты к чему-то призываешь?
Б: Я ни к чему не призываю. Я говорю только о сострадании. Разве ты не видела надпись на моем придверном коврике: "здесь принято сострадать". Я тоже имею некоторую веру.
М: И когда ты в последний раз обращался к Нему?
Б: Вчера утром. Когда Анна была в душе, я обратился к Нему с горячей молитвой: "Боже, надеюсь, она принимает противозачаточные!" Как видишь, я упоминаю Его имя только тогда, когда действительно остро нуждаюсь в Его помощи. В отличие от тебя. Я слышал твои молитвы. Ты просишь Его, чтобы сдох твой старый кот. Нет, не так. (изображает припадшую на колени Мать) Ты говоришь: "Боже, будь милосерден к этому несчастному животному, возьми его в свои райские кущи!", потому что твой дом провонял его мочой. Надо было просить, чтобы Он его кастрировал, тогда бы кот не зассал твою квартиру.
М: От всех этих монологов у меня сердце болит!
Б: Иногда некоторые органы дают знать, что они существуют. Это чтобы ты помнила, что у тебя вообще есть сердце.
М: Мне кажется, нам обоим лучше помолчать. Потому что мы наговорим сейчас много всяких вещей, о которых ты будешь сожалеть.

Слышно, как открывается дверь.

Б: Она! Я же говорил, она придет!

Входит прекрасная А.

А: Привет, мышонок. Ты не один? Я не буду раздеваться. Мне уже пора на работу.
Б: Но сегодня же у тебя выходной. И у нас были планы.
А: Ничего не получится. Пришлось подменить кое-кого.

А забирает из шкафа туфли, кладет их в свою большую дамскую сумочку.

Б: Зачем ты забираешь летние туфли?
А: Их.. надо сдать в ремонт. И… я возьму кое-что в ванной.
Б: Я не хотел бы, чтобы ты уходила.
А: Я тоже не хотела бы, мышонок.
Б: Но ты уходишь.

А пожимает плечами.

Б: Моя мать считает, что ты уходишь насовсем.
А (глянув на мать): С чего бы?
Б: Я тоже говорю ей: с чего бы?
А: Иногда, конечно, ты бываешь таким занудным. У тебя странная работа и ты относишься к ней слишком серьезно. И это постоянное твое самокопание, и этот доктор, к которому ты ходишь два раза в неделю, и твои монологи. И каждый вечер в постели…
Б: Да, мы проводим много времени в постели.
А: Мы смотрим телевизор. Это интересное занятие. И ты прелесть. Прости. Мне пора.

А целует Б.

А: Береги себя, мышонок.

А уходит. П смотрит на Б с жалостью.

Б: Что?
П: …Ничего.
Б(раздраженно): И вы туда же! Она всегда говорит мне, чтобы я берег себя. У меня же опасная работа!
М: Ты идиот, мышонок. Твоя девушка ушла окончательно.
Б: Ты так думаешь?
П: Может, вам завести собачку?
М: У него аллергия.
П: Сейчас есть собаки, которые не линяют. Они гипоаллергенны как ковры или детская присыпка. Стоит попробовать.

Б берет трубку, звонит.

М: Знаете что он делает? Он звонит в "службу спасения" и будет слушать ее голос.
Б: Ее голос меня не обманет!
М: Это просто запись. Но кому я это говорю!... (П) Хотите чаю?

П кивает. М уходит на кухню. Б устраивает бег на месте.

Б(повторяя): "…все…. операторы…. Сейчас… заняты. Все… заняты… подождите… минутку… вам …обязательно…. Обязательно…. Ответят"… Алло! Нет, вы ничем не можете мне помочь.

Б выключает телефон, перестает бежать, тяжело дышит, щупает пульс.

Б: Сказать по правде, я думаю, мама права. У меня отдышка…. И Анна… Она ушла от меня. Она уходит весь последний месяц – вот так вот унося вещи в своей сумочке. Я просто не хотел этого замечать. Почему бы ей просто не сказать? Зачем этот постепенный уход?
П: Может быть, она не хотела сделать вам больно?
Б: Если убивать долго и медленно – это вряд ли можно назвать милосердием... Ей не нравилась моя работа. И мать. И моя квартира. Я спросил ее, где ты хочешь жить. Она сказала: в ИКЕЕ… Вы знаете статистику самоубийств на новый год? Ну конечно, вы ее знаете. Моя вера в человечество - это как подписка на журналы. Она истекает к концу каждого года. Люди смотрят на меня как на скаковую пони в цирке, прыгающую через огненные кольца. Они будто кричат – давай-давай! И я ловлю эти взгляды и боюсь разочаровать. Я не хочу никого лишать веры в подвиг. Почему же все вокруг лишают этой веры меня? Никого ведь не волнует, что у меня отдышка и от меня уходит девушка, что я тоже получаю счета за квартиру, и мне приходится еще платить психотерапевту два раза в неделю. Давай-давай! – вот что я слышу. Ия прыгаю. Не смотря ни на что, я все еще прыгаю.
П: Телефон отключился.

П набирает что-то на мобильном, короткий звонок смс-ки.

П (читает): "Ваш баланс меньше десяти рублей". За что?! Я же не дозвонился! Где тут ближайший автомат, чтобы пополнить счет?
Б: В супермаркете у автобусной остановки.

П спешит к выходу.

Б: Но!...Вы просто уйдете? И ничего не скажете? Я ведь столько слов сказал! Что мне делать?
П (останавливается, похлопывает Б по плечу): Все это... все это обычное дело: мы лишаем, нас лишают… Но кому-то надо спасать мир. Хотя бы в Восточном округе.

П уходит. Б ложится на диван, задирает футболку. Внимательно изучает свой живот. Приходит мать с подносом с чаем.

М: А где док?
Б: Съебался.
М: А я чай сделала.

Б уходит в ванную, закрывается.

М: Ты опять заперся.
Б: Ты сама сказала, нам лучше помолчать, иначе я потом буду сожалеть.
М: И сколько ты там собираешься сидеть?
Б: Пока не знаю.

Оба молчат.

М: Хочешь, я расскажу о твоем отце… Слышишь?..
Б: Если он был проповедником…
М: Он был музыкантом. Он умел красиво пить, и кожаные штаны у него были как у настоящего рокера. Я переспала со всей его рок-группой, чтобы добраться до него. После концерта они разбили зеркала в баре, и у них забрали паспорта и не выпускали из города, пока они не заплатили, и им пришлось торчать несколько суток в гостинице, где я работала. Честно сказать, я не уверена, что именно он – твой отец. Каждый из этих шести мог быть твоим отцом. При таком раскладе ты должен был стать рок-звездой, а у тебя даже слуха нет.
Б: У меня прекрасное чувство ритма. Я мог бы играть на барабанах.
М (задумывается): Может быть, это был барабанщик… Он тоже был ничего. Кажется, глуховат на одно ухо… У него была обтягивающая майка и татуировка.
Б: Что за татуировка?
М: Я не помню. Вот тут вот, где у тебя антиникотиновый пластырь.
Б: О чем они пели?
М: Не знаю. Там было так шумно. Наверное, этого никто так и не расслышал….
Б: Может, мне и правда сменить работу?
М: Открой, пожалуйста! Ты же знаешь, я не люблю, когда ты вот так запираешься. Что ты там делаешь?
Б: Смотрюсь в зеркало.

Тишина.

М (примирительно): Ты прав. Я напрасно отдала в химчистку твой костюм.
Б: Нет, это ты права. Это складка на животе.

Из ванной невнятные звуки.

М: Что ты там делаешь?
Б: А как ты думаешь?
М: Пожалуйста, не делай этого.
Б: Я просто плАчу, мама. Я просто плАчу.
Конец

Метки к статье: одноактная пьеса, пьеса, Новый год, Рождество