» » ВКЛЮЧАЯ НОСКИ, СОРОЧКУ И ГАЛСТУК (продолжение)
Информация к новости
  • Просмотров: 1989
  • Автор: aistomina
  • Дата: 31-07-2013, 12:50
31-07-2013, 12:50

ВКЛЮЧАЯ НОСКИ, СОРОЧКУ И ГАЛСТУК (продолжение)

Категория: Блог

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Сцена первая
В МАШИНЕ

Ночь. Загороднее шоссе. Ганин ведет машину Павлика. Крамер открывает глаза, осматривается.

Ганин: Просыпайся.
Крамер: Где мы?
Ганин: Понятия не имею.
Крамер: Холодно. Сколько сейчас времени?
Ганин: Около полуночи.

У Крамера звонит телефон. Крамер ищет мобильник, смотрит, кто звонит.

Крамер: Это моя девушка.
Ганин: Она уже много раз звонила.
Крамер: Что мне делать?
Ганин: Не отвечай.
Крамер: Она будет еще звонить.
Ганин: Дай сюда телефон.
Крамер: Зачем?
Ганин: Дай его сюда.

Крамер дает звонящий телефон Ганину. Тот выбрасывает телефон из окна.

Крамер: Ты выбросил мой телефон!
Ганин: Да, я его выбросил.
Крамер: Какого фига ты его выбросил?!
Ганин: Ты хотел с ней поговорить?
Крамер: Нет!
Ганин: Тогда чего ты так переживаешь?
Крамер: Это был мой, мать твою, телефон!

Крамер оглядывается назад.

Крамер: Зачем ты его бросил? Ты что - псих?!
Ганин: Ты не хотел с ней говорить.
Крамер: Можно было просто не отвечать.
Ганин: Она бы еще звонила и звонила.
Крамер: Я мог послать ей смс.
Ганин: И что ты собирался ей написать?
Крамер: Я не знаю, что в таких случаях пишут.
Ганин: Ну и что ты собирался написать?
Крамер: Я не знаю.
Ганин: Возьми мой телефон.

Ганин дает Крамеру свой телефон. Тот берет, но не звонит, задумывается, откладывает.

Крамер: Ее парень уехал с предками на несколько месяцев, ей было скучно. И мне тоже. Она не собиралась его бросать. Мы болтались все лето вдвоем, и потом выяснилось, что у нее будет ребенок. Что я могу ей написать?
Ганин: Что ты планируешь разбить еще одну машину.

Крамер смеется.

Ганин: Когда Бог изобрел разъем "папа-мама", он подумал – чего-то не хватает. И придумал сиськи. Бог был мужиком, понимаешь? Он хотел как лучше. "Да, вы смертны, - подумал Бог, - но когда есть сиськи, все не так уж и плохо выходит, да? Хо-хо-хо!" Хотя, кажется, это уже Санта Клаус из какого-то американского фильма. Я все время путаю этих товарищей.

Крамер смеется. Пауза.

Крамер: Я слышал ваш разговор в туалете. У тебя действительно Альцгеймер?
Ганин: Да нет. Мне надо было вытащить из того жмота денег.
Крамер: Я думал, он твой друг.
Ганин: Друзья тоже бывают жмотами. Откуда ты такой?
Крамер (кивая на разбитый нос): За что он тебя?
Ганин: Старая история. Он встречался с одной. Собирался на ней жениться.
Крамер: И что?
Ганин: Да ничего. Она стала моей женой. Думаю, он давно хотел мне врезать, да все не решался. Пришлось немного помочь.
Крамер: Ну так… и зачем тебе в Коктебель?
Ганин: Напиться, соблазнить пару неудачниц за тридцать, набить кому-нибудь морду.
Крамер: Мне нравится.
Ганин: Еще бы. Поверь: тебе будет о чем написать.
Крамер: Я не хочу ничего писать.
Ганин: Но ты же написал о брате.
Крамер: Только потому что скучаю по нему.
Ганин: Хорошо, вложи персты в рану и не давай ей зажить. Что-то реально стоящее надо выстрадать. Будь мазохистом – это первое правило.
Крамер: Я же говорю: я не хочу писать.
Ганин: Хочешь.
Крамер: Не хочу!
Ганин: Ты сам не знаешь, чего ты хочешь. Если бы не я, ты бы так и торчал в сортире, мечтая о нашествии обезьян-убийц.
Крамер: Как думаешь, они уже позвонили в полицию?
Ганин: Скорее всего.
Крамер: Так нас ищут? Здорово! (смеется) Ее предки, наверное, хотят меня убить!
Ганин: Я бы тебя точно убил.
Крамер: Ее отец преподавал физкультуру у нас в школе, он меня ненавидел, заставлял бегать по школьному двору дольше других, потому что я подводил его и всю школу. Так он говорил. Крамер! – орал он, – Ты глист в моей печени! Я портил ему статистику. (смеется) Хочешь, я кое-что расскажу про него? Он носит парик.
Ганин: Твой будущий тесть носит парик?
Крамер: Я сам видел. Он стирает его в шампуне от перхоти, а потом расчесывает, натянув на коленки.
Ганин: Я бы тоже сбежал.
Крамер: И он все время ставит в пример моего брата.
Ганин: Видимо, твой брат был еще тем занудой.
Крамер: Мой братишка был хорошим парнем. Он был умным, и с ним было весело. Он бы точно знал, что делать, если бы его девушка залетела.
Ганин: Мертвые всегда выигрывают. С годами он станет хрЕновым святым.
Крамер: И что мне делать?
Ганин: Ничего. Ты ничего не можешь с этим поделать. Людям нужны идеалы. Вот тебе второе правило: идеалы заставляют нас рвать жопу.

Ганин с силой зажмуривает глаза. Крамер перехватывает руль.

Крамер: Что ты делаешь? Мы вылетим на встречку!

Ганин не отвечает.

Крамер: Эй! Что ты делаешь?
Ганин (с зажмуренными глазами): Тсссс!
Крамер: С тобой все нормально?
Ганин (шепотом): Тише!
Крамер: Что ты делаешь?!
Ганин (шепотом): Жду одного человека.
Крамер: Какого человека?
Ганин: Тсс!
Крамер: (шепотом) Какого человека?
Ганин (шепотом): Тихо! Он идет.
Крамер: (шепотом) Кто идет?
Ганин (шепотом): Ты все дело испортишь! Ну вот: он насторожился… Нет, подумал, что это ветер… Вот он – совсем близко… Он остановился, засунул руки в карманы… Кажется, он что-то тихо напевает… Да… Сейчас он отвернется… Вот сейчас… (через паузу, удовлетворенно) Вот так.

Ганин открывает глаза.

Крамер: Что это было?
Ганин: Я его убил.
Крамер: Убил?

Крамер смеется.

Крамер: И кто это был?
Ганин: Мой отец. Вот у кого было много идеалов. Просто пантеон.
Крамер (смеется): И ты его убил?
Ганин: Подстрелил как жестяного ковбоя в тире. Бах! После смерти его угораздило поселиться в моей голове. Вот он и болтался там как дешевое сердечко на шее шлюшки. Каждый день на него охочусь. Сегодня был хороший выстрел. Так что ты собирался написать своей девушке?
Крамер: Я же говорю: я не знаю.
Ганин: А знаешь, что бы я ей написал? Твой принц - мозгоеб и мудак. Узнав, что ты залетела, он зассал и свалил.
Крамер: Я не зассал.
Ганин: Ты зассал. Напиши ей, что ты ее бросаешь.
Крамер: Я не буду этого писать!
Ганин: Напиши, или я вытолкну тебя из машины.
Крамер: Я не буду этого делать.

Ганин пытается открыть дверь и вытолкнуть Крамера.

Крамер: Перестань!

Ганин перестает. Тут же теряет интерес. Пауза.

Крамер: Ты придурок! А если бы я упал?!

Ганин пожимает плечами.

Крамер: Останови машину!
Ганин: Да ладно тебе! Я пошутил.
Крамер: Я сказал: останови!

Ганин останавливает машину. Крамер выходит из машины.

Ганин: Ты куда?
Крамер: Я не поеду с тобой в Коктебель.
Ганин: Ты поедешь.
Крамер: Я не хочу.
Ганин: Хочешь.
Крамер: Это ты хочешь!
Ганин: Ты тоже.
Крамер: Я не хочу!
Ганин: Ладно. Жди своих обезьян-убийц, может быть, тебе повезет.

Ганин заводит машину. Крамер возвращается.

Крамер: Дай хотя бы позвонить.
Ганин: Твоей девушке?
Крамер: …Я поймаю машину.
Ганин: Попробуй.

Крамер выходит, пытается ловить машину. Машин нет. Ганин сидит за рулем, ждет.
Крамер, наконец, возвращается, садится в машину, он замерз.


Крамер: У меня нет денег.
Ганин: Справедливости ради надо сказать, что и машин нет. Тебе придется поехать со мной.

Пауза.

Ганин: Расскажи, как ты с ней познакомился?
Крамер: С кем?
Ганин: Со своей девушкой. С кем же еще?
Крамер: Нечего рассказывать.
Ганин: Твоему брату она тоже нравилась?
Крамер: Знаешь, что бы он сделал? Мой брат? Он бы вернулся.
Ганин: Ни шута бы он не вернулся.
Крамер: Он бы вернулся. Потому что он смог бы справиться со всем этим. Он бы смог.
Ганин: Не путай свою трусливую совесть с братцем.
Крамер: Мне холодно.
Ганин: Заедем в какой-нибудь магазин по пути. Заправимся бухлом.
Крамер (не слушая): У нас было много планов. Казалось, что у нас еще так много времени… А теперь у меня будет семья и работа страховым агентом… Я не готов к этому, понимаешь?
Ганин: Вот поэтому ты здесь.
Крамер: В чем смысл всего этого? Я хочу сказать: в чем смысл жизни? Моей жизни, например?
Ганин: Дай полтинник, и, может быть, оракул внутри меня выдаст тебе ответ.
Крамер (шутливо, в тон): У меня нет денег. Ты забыл?
Ганин: Правило номер три: всегда имей деньги. Иначе в ответственный момент ты можешь остаться без ответа на самые важные вопросы.
Крамер: Я хочу обратно.
Ганин: Ты вернешься и угодишь прямо в объятия… нет, не своей залетевшей подружки, а ее отца-физкультурника, который считает тебя глистом в печени и стирает свой парик. Докажи ему, что у тебя есть яйца! Ну же, Крамер!

Крамер думает.

Крамер (твердо): Я должен вернуться.
Ганин: Ты трус.
Крамер: Я знаю.
Ганин: …Ладно.
Крамер: Ты отвезешь меня?
Ганин: Если расскажешь, как ты познакомился со своей девушкой.
Крамер: Да обычно.
Ганин: Давай! Со всеми мерзкими подробностями. Иначе останешься на дороге. Она была пьяна?
Крамер: Нет.
Ганин: Ты был пьян?
Крамер: Не помню. После того, как брат погиб, я потерял всякий смысл происходящего. Знаешь, как все это бывает? Я проваливался в самую глубокую задницу, какая только есть. Как Алиса за долбанным кроликом. Мне надо было за что-то ухватиться. Один мой знакомый потащил меня в кино. Сам он пришел со своей девушкой. После фильма они поссорились из-за какой-то фигни – он собирался уехать на все лето с родителями, ей это не понравилось. Когда он ушел, я тоже должен был свалить. Но на улице было темно, и шел дождь. Я посмотрел на нее и решил остаться. Потому что если бы я смылся оттуда, то куда мне, к черту, было еще деваться. Прямо за дверью я бы снова провалился в гребаную нору. Вот поэтому я остался...

Пауза

Крамер: Ладно, тебе незачем ехать обратно. Подбрось меня до какого-нибудь города или вокзала. Я позвоню своим предкам. Они меня заберут.
Ганин: Договорились.

Ганин садится за руль, заводит машину. Прислушивается. Выходит, открывает багажник. Крамер ждет.

Крамер: Что-то случилось?
Ганин: Какой-то стук.
Крамер: Я ничего не слышу.
Ганин: Ну конечно ты там не слышишь.

Крамер выходит из машины. Идет к багажнику.

Крамер: Что тут может стучать?

Ганин внезапно ударяет Крамера и запихивает его в багажник.

Крамер: Что ты делаешь?!

Ганин закрывает багажник.

Ганин: Спасаю тебя. Мы едем в Коктебель.
Крамер: Выпусти меня отсюда! Ты мне башку разбил, придурок!
Ганин: Ты еще спасибо мне скажешь.

Крамер бьется ногами в багажник.

Крамер: Выпусти меня, идиот!

Ганин садится за руль.

Ганин: Я тебе кое-что скажу, и это еще одно правило: тебе крупно повезло, в отличие от своего братца ты жив. Но большинству этого мало. Вместо того, чтобы ловить момент, они начинают слоняться по углам и задаваться вопросом "зачем я здесь", "в чем смысл" и "как бы все испортить". Но это прекрасное шоу когда-нибудь закончится, понимаешь? Так говорил мой старик. Он кое-что знал об этом.
Крамер: Я не хочу в твой сраный Коктебель!
Ганин: Ты хочешь. Я не дам тебе просрать все то, что ты собираешься просрать.
Крамер: Ты псих! Ты настоящий псих!

Ганин заводит машину, включает музыку. Крамер затихает на время. Потом слышатся всхлипы.

Ганин: Ты что там делаешь? Плачешь?

Ганин смеется.


Сцена вторая

БАР

На улице идет дождь. Барменша курит у окна, глядя на улицу. Ганин пьет, сидя спиной к залу. В баре работает маленький телевизор. Картинка на нем все время срывается в рябь, слышен только репортаж о миграции белых акул у берегов Австралии.

Барменша (глядя в окно): Ну теперь на весь день зарядил. Хорошо, что ветра нет. На прошлой неделе все провода в грозу оборвало. Три дня без света сидели. (замечает кого-то на улице). Опять эти двое.

В бар заходят два промокших насквозь парня. Оба уже выпили.

Первый парень (хмуро): Привет.
Барменша (неприветливо): Только вас не хватало.
Первый парень: Плесни мне чего-нибудь.
Барменша: Не наплескался еще?
Второй парень (Ганину): Твоя машина у бара?
Ганин: Моя.
Второй парень: Куда едешь?
Ганин: На юг.
Барменша: Здесь все едут на юг.
Первый парень: Говорят, там тоже дождь.
Барменша: Все лето в этом году дождливое.

Барменша наливает Первому парню, он долго отсчитывает мелочь.

Барменша (грубо): Ты специально для меня каждый раз собираешь эту мелочь? Что мне с ней делать?
Первый парень (резко): Взять и не выделываться.
Барменша: Даже не хочу к ней прикасаться.

Барменша, не считая, брезгливо сгребает деньги.

Второй парень (Ганину): Один едешь?
Ганин: Один.
Второй парень: Я все хочу своих пацанов вывезти к морю. В этом году уже не выйдет. Может, в следующем.
Барменша: Ты бы работу нашел.
Второй парень: А ты бы не лезла не в свое дело.
Барменша: У меня тут не клуб. Заказывай или уходи.
Второй парень: Мне водки.

Барменша наливает.

Барменша: Говорят, жилье там дорогое. Но если купить и сдавать в сезон, можно неплохо заработать.
Первый парень: Много ты знаешь.
Барменша: Я знаю. Мой брат с семьей ездили пару лет назад, снимали комнату, все деньги вбухали в эту поездку.
Первый парень: У тебя есть что-нибудь поесть?
Барменша: Вчерашние бутерброды.
Первый парень: Почему у тебя никогда ничего нет?
Барменша: Я же говорю: есть бутерброды.
Второй парень: Кто будет к тебе ходить, если у тебя даже закуски нет.
Барменша: Ну и не ходи.
Второй парень: Я скажу твоему хозяину, что ты грубишь клиентам.
Барменша: Давай. Вперед.
Второй парень: Я скажу ему. Он тебя уволит.
Барменша: Пусть увольняет.
Первый парень: Почему ты такая стерва? Тебя что, давно не трахали?

Парни смеются.

Первый парень (продолжает): У твоего парня на тебя не стоит?
Второй парень: Может, ему нужна помощь?

Снова смеются.

Барменша: Знаешь что? Убирайся.

Барменша выливает водку из его стакана.

Первый парень: Эй! Ты че творишь?!
Барменша: Я сказала: убирайся!
Первый парень: Вот сучка! Знаешь что я с тобой сделаю!

Парень пытается перелезть через стойку. Барменша отклоняется.

Ганин: Ребята, вы бы пошли в другой бар.
Барменша (первому парню): Тебе уже хватит сегодня. Забирай свою мелочь и проваливай!

Барменша швыряет ему мелочь. Тот лезет драться. Ганин удерживает его. Второй бьет Ганина.

Барменша: Я звоню в полицию!
Ганин: Не надо!

Барменша хватает телефон.

Барменша: Мне не нужны тут драки.
Ганин: Ребята уже уходят.
Барменша: Алло! Алло!..
Второй парень (первому): Пошли.

Первый порывается что-то еще сказать, но второй его уводит.
Барменша выключает телефон, смотрит в окно.


Барменша: Пошли догоняться в магазин. (по телефону) Алло!..

Ганин забирает у нее трубку.

Ганин: Они все равно уже ушли.
Барменша: Ты как?

Ганин потирает скулу, в которую врезал парень.

Ганин: В порядке. Это уже становится доброй традицией.

Барменша наливает ему и себе.

Барменша: Эти отморозки просто так не отстанут. Хорошо, если только стекла побьют. Бар не мой. А если они пойдут ко мне домой? Все-таки лучше было вызвать ментов.

Барменша и Ганин пьют.

Ганин: Ты живешь одна?
Барменша: У меня вроде как есть парень.
Ганин: Вроде как?
Бармен: Приходит, уходит.
Ганин: И чем он занимается?
Барменша: Не знаю. Что-то с машинами.
Ганин: Наверное, хорошо зарабатывает?
Барменша: Когда как. Сейчас он уехал. Какие-то дела в Ростове.
Ганин: Ты его любишь?
Барменша: Нет.
Ганин: Почему не бросишь?
Барменша: Не могу.
Ганин: Почему?
Барменша: Не знаю. Дети к нему привыкли.
Ганин: У тебя есть дети?
Барменша: Трое. Отправила их на лето к матери, теперь она их не отдает. (смеется) Говорит, что я шалава.
Ганин: Хочешь, съездим к твоей матери, заберем детей.
Барменша: Да нет. Мне придется съехать с квартиры до конца недели. Разругалась с хозяйкой. Так что детям сейчас лучше с моей матерью. А ты ничего. Обычно столичные такие снобы. Ты голоден? Я могу что-нибудь приготовить.
Ганин: Я бы не отказался.

Барменша что-то наскоро готовит.

Барменша: Чем ты занимаешься?
Ганин: Танцую стриптиз на вечеринках. Один старый сутенер подбрасывает мне время от времени работу.
Барменша: А серьезно?
Ганин: Веду всякие творческие вечера.
Барменша: Так ты артист?
Ганин: Нет, я писатель.
Барменша: Писатель? И что ты пишешь?
Ганин: Всякое.
Барменша: И за это платят?
Ганин: В основном нет.
Барменша: Тогда зачем ты это делаешь?
Ганин: Не знаю.
Барменша: Ну для человека, которому не платят, у тебя неплохая машина.
Ганин: Это не моя. Я ее угнал.

Барменша смеется.

Барменша: Ты всегда носишь костюмы? Или он тоже не твой?
Ганин: Моего отца. То есть, теперь он мой. Включая носки, сорочку и галстук. Это мой похоронный костюм. Отец хотел, чтобы его в нем похоронили, но мать решила, что на похоронах он будет лучше смотреться на его сыне. Мой старик любил костюмы. Они придавали ему уверенности, что все идет как надо. Пока однажды не тронулся умом. Правда, я до сих пор думаю, что он притворялся. Подозреваю, его просто все смертельно достали.
Барменша: Ты смешной.
Ганин: Все дело в подходе.
Барменша: Вроде того.
Ганин: Может, поедешь со мной?
Барменша: Куда?
Ганин: На юг. Я же еду на юг.
Барменша: Так у тебя есть деньги?
Ганин: На пару недель хватит.
Барменша: (смеется) А что потом?
Ганин: Какая разница! Что-нибудь.
Барменша: Что-нибудь? Это очень неопределенно.
Ганин: Ты же не думаешь, что будет, если сгорит этот бар.
Барменша: Если он сгорит, я останусь без работы.
Ганин: И что ты будешь делать?
Барменша: Не знаю.
Ганин: Вот видишь.
Барменша: Есть другие бары.
Ганин: На юге они тоже есть.
Барменша: А потом?
Ганин: И потом будем жить-поживать. Твой приятель уехал, дети у матери, тебе надо съехать с квартиры – по мне, всё один к одному.
Барменша: У тебя все просто.
Ганин: Мой отец любил все усложнять. И знаешь, как он закончил? Однажды он оказался на рельсах раньше, чем дежурная на станции успела свистнуть в свисток.
Барменша: Сочувствую.
Ганин: Хотя, если подумать, в его положении это был неплохой выход. Я даже стал его уважать.

Барменша выглядывает на улицу.

Барменша: Черт! Они вернулись. Я же говорила, что они просто так не отцепятся.

Барменша с интересом смотрит на улицу.

Барменша: Это ведь твоя машина?
Ганин: Да.
Барменша: Что они там делают?

Раздается звон битого стекла и автосигнализация.

Барменша: Они угоняют твою машину!

Ганин выбегает… Потом возвращается.

Барменша: Придется звонить в полицию!

Ганин достает телефон. Думает.

Барменша: Быстрее! Они уезжают!

Ганин звонит Павлику.

Ганин: Алле, Павел… (сморщив нос, слушает) А теперь заткнись и слушай… Я сам не знаю, где я (барменше) Где я?.. Да, я как раз насчет твоей машины. Тебе надо звонить в полицию… Уже позвонил? Ну тогда звони еще раз, потому что ее только что угнали… Ну сначала ее угнал я, а теперь ее угнали двое придурков… (снова сморщив нос, слушает) Слушай, тебе бы поторопиться, потому что там в багажнике парень... Ну тот, которому я должен был вручать приз. Крамер… Что он делает в багажнике?.. Надеюсь, спит, а не вопит, как идиот. Звони уже!

Сцена третья
РОВД

Ганин сидит за решеткой в обезьяннике.
Приходят Нина и Павлик.


Павлик: Вот он!
Нина: Саша! Как ты?
Павлик: Ты совсем с катушек слетел?!
Нина (видит фингал на его лице) Тебя били?!
Павлик: Машину нашли в десяти километрах от бара. У этих отморозков закончился бензин, и они бросили ее прямо на дороге.
Нина: Крамер написал заявление, что ты его похитил.
Павлик: Отец его подружки хотел лично набить тебе морду. И, честное слово, я готов был его подвезти, чтобы он так и сделал.
Нина: Зачем ты его похитил?!
Ганин: Я его не похищал.
Павлик: Ты разбил ему башку и засунул его в багажник! Что это, по-твоему?
Ганин: Небольшая услуга этому засранцу.
Павлик: Это потому что я сказал, что он похож на тебя?
Ганин: Он и рядом со мной не стоял! Где твои глаза?
Павлик: Так ты поэтому его похитил – потому что я это сказал?
Ганин: Это потому, что его будущий тесть носит парик.
Павлик: Ну и что?
Ганин: Он носит парик! Ты что, глухой?
Павлик: А зачем ты угнал мою машину? Ты попросил денег – я тебе дал. Я бы тебе еще дал, зачем ты угнал машину?
Ганин: Так ты дашь еще?
Павлик: …Нет! Зачем ты угнал мою машину?
Нина: Павлик, пожалуйста!
Ганин: Старик, сгоняй за пивком. Пить страшно хочется.
Павлик: Пусть его посадят в тюрьму!
Нина: Его не посадят. Ты заберешь заявление.
Павлик: Я не буду забирать заявление.
Ганин: Выпустите уже меня.
Павлик: Ты человека похитил!
Нина: Прекрати! Он болен! (Ганину) Павлик мне все рассказал.
Павлик: Он еще несколько лет будет морочить всем голову, пока реально выживет из ума.
Ганин: Надеюсь, в тот день ты меня пристрелишь.
Павлик: Возможно, я сделаю это значительно раньше.
Ганин: Я всегда знал, что могу на тебя положиться.
Нина: Мы поедем домой. У Павлика есть знакомые, это хорошие специалисты. Мы найдем самого лучшего врача.
Павлик: Спроси его, зачем он угнал мою машину!
Ганин: Хотел сделать сюрприз.
Павлик: Угнав мою машину?! Мы искали тебя по больницам и моргам. Как я вообще мог на тебя рассчитывать? Тебе же на всех наплевать!
Ганин: Не переживай. Найдешь себе другого мальчишку, будешь возить его по ярмаркам. Или девчонку. Знал я одну - такую, что умела дымить сигареткой - и совсем не ртом. Сейчас ей, наверное, лет сорок пять. Она мне как-то звонила. Я спросил ее как дела, как ее таланты. Не забыла еще? Она сказала: Знаешь, после сорока жизнь сводится к разумному: "дети выросли, пора заводить собаку". Она реально занимается разведением чертовых шавок. Мы могли бы вместе выступать на шоу загубленных талантов.
Павлик: Ты жалок.
Ганин: Знаешь, что бы я сказал, если бы вышел на сцену? Я бы сказал: даже если в твоей шляпе давно закончились кролики, продолжай настаивать, что они все еще там. Так говорил мой отец. (громко шепчет, чтобы Нина "как бы" не слышала) Хотя на самом деле он говорил о своих штанах и… ну ты понял. Он предпочитал истории с хорошим концом…

Ганин внезапно принюхивается.

Павлик: Что?
Ганин: От тебя воняет кошкой!
Павлик: Ты опять об этом.
Ганин: От тебя действительно несет кошкой!
Павлик (принюхиваясь): Ну да, моя жена завела кошку.

Ганин смеется.

Павлик: Что? Я хотел кота, но она сказала, что если это будет кот, она отнесет его в клинику, чтобы его кастрировали. Поэтому мы завели кошку.

Ганин смеется.

Павлик: Что тут смешного? Нет, Нина, объясни мне, что тут смешного?
Нина: (с укором) Павлик! (Ганину) Саша, как ты?
Ганин: Нина, поехали на юг. В Коктебель. На юге очень красиво. Купим какой-нибудь завалящий домик. Ты, наконец, бросишь свою работу. В сезон будем сдавать комнаты отдыхающим. У нас будет куча денег. Как тебе?
Нина: Ты болен, Саша. Я теперь все понимаю. Тебе нужен врач. Павлик заберет заявление…
Павлик: Я не буду забирать заявление!..
Нина: Он заберет заявление, мы поедем домой. Всё будет хорошо. Поговори со мной. Скажи, тебе плохо?

Ганин через решетку прижимается к рукам Нины, целует руки, Нина гладит его по голове…Внезапно он громко кукарекает. Смеется.

Павлик: Да он просто издевается над нами!
Нина: Саша, пожалуйста!..
Павлик: Он не будет с тобой говорить. Видишь: он не собирается этого делать!

Ганин начинает раздеваться.

Павлик: Что… Что ты делаешь?! Прекрати!
Нина: Саша, ты меня пугаешь!

Ганин снимает пиджак, брюки.

Нина: Павлик, сделай что-нибудь.
Павлик: Что я могу сделать?
Нина: Я прошу тебя.
Павлик: Ладно, я заберу заявление. Конечно, я заберу. Ты слышишь? Что ты делаешь?

Ганин устраивается на скамейке, подтянув коленки, закрывает глаза.

Павлик: Что ты делаешь? Ты собрался спать?
Нина: Саша!
Павлик: Прекрати! Ты что, спать здесь собрался?

Ганин начинает напевать похоронный марш.

Павлик: Что ты делаешь?
Нина: Саша!..

Конец

Метки к статье: пьеса, драма